Самый большой каталог шрифтов




Визитная карточка: анатомия жанра / #2 (2) 1997 Art beat in Moscow / Журнал [кАк)
Эта статья подготовлена на основе дизайн-конкурса «Лучшие визитные карточки России», прошедшего в августе 1997 г. в Москве, в Центральном Доме художника. Замысел этой маленькой, узко направленной, выставки связан с организацией (под эгидой Московской международной биеннале графического дизайна «Золотая пчела») серии внутрироссийских аналитических экспозиций, рассматривающих изнутри дизайнерскую профессию, специфические особенности и творческие достижения самых актуальных ее жанров. Наиболее успешные работы будут затем вынесены в качестве конкурсных номинаций на «большую»—международную выставку «Золотая пчела 4», которая состоится в Москве в октябре 1998 г.

Настоящая выставка-конкурс сосредоточена на одном из мельчайших жанров графического дизайна, на одной из элементарных частиц мира графики. Жанр, в котором, как, наверное, ни в каком другом, уровень профессиональной культуры дизайнера отождествляется с общекультурным уровнем владельца карточки. И от дизайнера зависит, как по визитке встретят человека. Провожают, оно, конечно, по уму. Но встречают-то по одежке и—по визитке.

Маленькие кусочки картона или плотной бумаги. Знаки визита, знаки знакомства. Перебирая их в руках, словно прикасаешься к разным людям. В визитной карточке, как, пожалуй, ни в каком другом произведении графического дизайна, ощущается магия одушевленности, человеческого присутствия, какая-то интимность общения, живая человеческая личность.

Визитная карточка: анатомия жанра / #2 (2) 1997 Art beat in Moscow  /  Журнал [кАк)

С помощью визитной карточки человек представляется. Представляет себя—другим людям. При этом визитка отражает и то, как он представляет себе—себя самого. В ней могут проявляться гордость и скромность, чувство собственного достоинства (или недостоинства).

В стандартных официальных формах она передает неповторимость человеческой личности. Визитная карточка—осколок полупрозрачного стекла. «Свет мой, зеркальце! Скажи, да всю правду доложи: я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?» Визитная карточка должна докладывать эту правду, символически приоткрывать сущность человека. Но—не до конца, утаивая самое сокровенное, лишь намекая на него. «Настоящее—неназываемо», сказал поэт. Визитная карточка должна сохранять ощущение неприкосновенной тайны каждой человеческой личности—даже в аспекте его социально-ролевой или деловой обнаженности. И чем больше разность потенциалов между откровенностью и сокровенностью, сознанием и подсознанием, тайным и явным—тем более значителен результат. Это возможно лишь с помощью искусства, т. е. творчества и чудотворства.

Визитные карточки—как бы мельчайшие частички человека. Раздавая визитки, представляясь, человек по чуть-чуть раздает себя самого. То, что это не такая уж и метафора, подтверждают руководства по деловому этикету или дипломатическому протоколу, где рекомендуется при вручении или передаче визитной карточки загибать у нее угол или перегибать по всей ширине. Существовали разные обычаи относительно того, с какой стороны перегибать визитку пополам—с левой (английская практика) или с правой (французская). Существовали правила хорошего тона (и может быть для кого-то существуют и поныне), диктующие, какой именно угол загибать—верхний или нижний.

Ролан Барт наверняка смог бы проследить связь этих регламентов с евхаристическим каноном.

Передавая визитную карточку, человек не только чуть-чуть собой жертвует, но и чуть-чуть при этом рискует. Во французском дипломатическом пособии 1950-х годов говорится: «Каждый раз, когда это возможно, рекомендуется написать на карточке несколько слов с тем, чтобы в дальнейшем третье лицо не могло воспользоваться этой карточкой для того, чтобы выдать себя за другого.» (Jean Serres. Manuel Pratique de Protocole. Paris, 1952). Относительно этих надписей тоже существовали свои каноны. Например, проставленные от руки в уголке буквы PR означали не public relations, как сейчас модно, а знак благодарности (pour remercier по-французски). РРC ставили, чтобы попрощаться (pour prendre conge), PP в случае заочного представления (pour presenter), PF в случае поздравления с праздником (pour feter), PFNA поздравления с Новым годом и т. д.

«Тем, у кого есть моя визитная карточка,—водку бесплатно». Как утверждают очевидцы, Геннадий Зюганов так угощал публику на одной политической тусовке, используя визитную карточку как «ценную бумагу»—талон на водку. Оказывается, у визитной карточки может быть и такая функция. Известны случаи, когда чужие визитки выполняли роль пропусков в весьма малодоступные места.

Родословная визитных карточек восходит к обыкновенным игральным картам—на одной стороне их писалось имя визитера. Позднее такие рукописные карты заменили карточки, специально отпечатанные. Так случилось, что заседания жюри нашего нынешнего дизайн-конкурса проходили на квартире вице-президента Академии графического дизайна Бориса Трофимова, где мы раскладывали визитные карточки на зеленом сукне старинного большого стола. Забавно, что перекладывая их с места на место, мы говорили про одни—«играют», а убирая в сторону визитки, не прошедшие отбор—«эти дальше не играют». Как про настоящие карты.

Относительно времени происхождения визитных карточек существует предположение, что они появились впервые в XVI веке в Англии. Но, принимая во внимание историю развития печатной графики, более вероятной представляется версия более позднего их происхождения—во Франции при дворе «Короля-Солнца» Людовика XIV, где визитная карточка становится вещью репрезентативной, представительской, торжественно представляя своего хозяина во всём блеске его положения. Около середины восемнадцатого столетия на визитных карточках стали воспроизводить пышные гербы их владельцев, а вскоре уже появились карточки, украшенные пышными гирляндами, цветами и всевозможными орнаментами, в соответствии со вкусами того времени. Ведь ХVIII век - время настоящего расцвета орнаментальной гравюры во многих европейских странах. Особенного успеха эта область графики достигла в Италии и во Франции. Из французских гравёров, занимавшихся орнаментальной гравюрой, особенно прославились Кошен, Шоффар, Фрагонар. Первоначально визитные карточки печатались на простой плотной бумаге, а к концу ХVIII—началу ХIХ в. изысканность и «украшательство» доходят и до бумаги. Визитки печатают уже на дорогой художественной бумаге—глассированной, «порцеановой» и т.п.

В России визитные карточки появляются как заимствование из французского придворного этикета при Екатерине II и почти не отличаются от своих европейских аналогов—та же изощренная гравированная растительная орнаментика, причудливые гербы владельцев. Но постепенно орнаментальные излишества изживают себя и в ХIХ в. мы встречаемся уже с минималистскими тенденциями, оформление визиток нередко состоит из одной только фамилии владельца, набранной красивым шрифтом.

Настоящего, хотя и кратковременного, расцвета визитки достигли на рубеже веков. В это время прикладные формы печатной графики переживают необыкновенный подъем. Они уже не на периферии искусства, а органично и равноправно входят в общий художественный процесс, становятся неотъемлемой его частью. Прикладной графикой с увлечением занимались крупнейшие художественные авторитеты того времени, к искусству которых сейчас начинают несмело приставлять, как бы примерять, слово «дизайн», хотя их всех уверенно можно назвать «дизайнерами-графиками», учитывая их работу в этой области художественного творчества. Достаточно сказать, что прикладной графикой занимались такие высочайшие мастера, как Александр Бенуа и Константин Сомов, Мстислав Добужинский и Иван Билибин, Георгий Нарбут и Сергей Чехонин.

Старинная визитная карточка—знак внимания, знак визита, как на ней раньше часто и было написано. «Вместо визита» - надпись на сомовской визитке. След посещения, эффект присутствия самого человека. Бытование визитной карточки отличалось от современного. Сейчас это—деловой предмет. Business card. Визуальная коммуникация. Самореклама. Старые визитки душевно обращены к человеку, к «получателю». Они рассчитаны больше на то, чтобы «быть», а не «казаться», на соприкосновение, а не на информацию, на общение «глаза в глаза», а не на пускание в них пыли.

Визитные карточки выдают и стиль жизни—сейчас они энергичные, напористые, часто с элементами внутренней агрессии или подчеркнуто сухо-деловые, изобразительно-немногословные (чего не скажешь об их текстовой части). Старинные визитные карточки—мягче, вежливее, ненавязчивее. Другой стиль взаимоотношений. Соприкасаясь с ними, как бы попадаешь в другой мир, другой ритм жизни. Пластический ритм современных визиток—угловатый, неравномерный, подчеркнуто негладкий, асимметричный и беспокойный, как и сам ритм современной жизни. Старинные визитки—мягкие, плавные. Перетекающие линии, контуры, силуэты, отсутствие резких контрастов и острых углов. Спокойная центрально-осевая симметрия, легкое классическое «серебро» взаимоуравновешенного «черного» и «белого». Другая культурная и художественная традиция.

Но тем не менее все это входит в генетическую память жанра и, следовательно, имеет непосредственное отношение к работе сегодняшних дизайнеров. Во всяком случае, если считать дизайн деятельностью культуросохраняющей и культуротворческой. Поэтому мы дополнили основную конкурсную экспозицию несколькими сопроводительными ретроспективными мини-выставками старинных визиток, демонстрирующими глубокие традиции и разнообразные контексты существования визитных карточек.

Признаться откровенно, организуя конкурс, мы рассчитывали на большее. Ситуация чем-то похожа на переполненные товарами магазины: ходишь без нужды мимо, мимолетно посмотришь, кажется—чего там только нет, а стоит чему-то понадобиться, обнаруживаешь, что как раз с тем, что тебе надо дело плохо. Вроде визитными карточками занимаются абсолютно все кому не лень—рекламные агентства, дизайн-студии. Жанр самый что ни на есть массовый, и потому, на первый взгляд казалось, довольно «продвинутый». Однако пристальное внимание к жанру обнаруживает ту же трагически низкую культуру профессии, что и в других ее областях.

Самым слабым местом в нашем графическом дизайне всегда был шрифт и типографика. Мы можем легко нарисовать картинку, по-настоящему выразительное изображение, а вот с выразительностью неизобразительной пока плохо.

И хотя география конкурса весьма представительна—достаточно сказать, что в нем приняли участие профессионалы из Магнитогорска, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Саратова, Северодвинска, Ставрополя, Тольятти, Томска, Ярославля—очевидно, что лучшие визитные карточки России все же делаются в Москве. Может быть—пока.

Для сравнения в экспозиции представлена специальная сопроводительная выставка «Визитные карточки дизайнеров мира». Отметим, что многие из представленных на выставке визитных карточек сделаны дизайнерами не для постороннего заказчика, а для своей студии или для себя лично.

Проблема заказчика вообще одна из основных. Заказчик сегодня является главной фигурой в нашем графическом дизайне. Он—его двигатель. Но он же—и его главный тормоз. Своеобразным свидетельством масштабов этого бедствия, имеющего характер национальной культурной катастрофы, является на выставке сопроводительная экспозиция «Официоз в визитных карточках».

Ведь в миниатюрном жанре визитки специфически отразилась вся стилевая ситуация 90-х годов—а именно таковы хронологические рамки конкурса.

90-е годы—странное время в нашем графическом дизайне. Уже совершенно ясно, что колесо истории повернулось необратимо. То, что в 80-е называлось постмодернистской «новой волной», брызги которой долетали до нас через железный занавес и давали захватывающие всходы в работах Владимира Чайки и других молодых дизайнеров, в 90-е годы превратилось в океан. Волна, ставшая не новой и не волной—океаном, затопила нас «броудизмом», «рейганизмом», «птючизмом», «битыми» шрифтами, «кислотной» компьютерной эстетикой. Но другого стиля, кроме пост-модернизма, в ближайшую эпоху не предвидится—продолжаем утверждать это, как смели утверждать десять лет назад.

Вчерашние же лидеры профессии отшатнулись от этого, как от чумы, как от заразы. И право же, есть от чего. Компьютеризация профессии привела к ее дилетантизации, к резкому падению культуры, по крупицам накопленной предыдущими поколениями. Постмодернизм 80-х прорастал через людей, через чутких к новизне высоких профессионалов. Постмодернизм 90-х пророс через компьютеры, за которыми трудятся безымянные герои. «Чума». Это стало почти профессиональным термином.

На этом фоне большинство профессионалов, не сговариваясь, пошли по пути немецкого модерниста Яна Чихольда, бывшего в молодости крутым авангардистом, а в зрелом возрасте ставшего самым последовательным и рьяным в ХХ в. проповедником «свободных от произвола соотношений размеров книжной страницы и наборной полосы» и других «золотых правил» и «незыблемых канонов» классической типографики.

Валерий Акопов, буквально по Чихольду, в 90-е годы стал поклонником классики и «красоты красивой». Чайка сегодня стал самым правоверным приверженцем классики не исторической, но дизайнерской—швейцарской школы графики, минимализма. И представленные на конкурс их визитные карточки—это, по существу, идеальные визитные карточки стилей, образцовые, как для учебника графического дизайна.

К сожалению, учебников таких у нас пока нет. И не грех бы поучиться профессионализму у мастеров, всю жизнь по крохам его собиравших, аккумулировавших. Поучиться швейцарской школе, которую освоил в 60-70-е годы весь цивилизованный дизайнерский мир. Но ведь годы-то уже 90-е., годы, когда меняется культурная парадигма, и ключевым понятием становится не профессионализм, а «крутизна». Увы, поезд ушел, и учиться теперь придется на ходу.

Парадокс ситуации состоит в том, что «крутизна» актуальных стилистических решений пока еще не дотягивает у нас до творческого уровня неактуального профессионализма. Другими словами, профессионализм круче.

И это отразили результаты конкурса. И Чайка и Акопов—среди его лауреатов, причем Акопов, при полном единодушии авторитетнейшего жюри, занял первое место.

Впрочем, творческие результаты конкурса заведомо шире и глубже любых стилистических схем. Рассматривать реальные произведения интереснее, чем умозрительные построения. Окинем же непредвзятым взглядом действительно достойные плоды состязания, оставшиеся до последнего кона «играть» на зеленом сукне роскошного антикварного стола.

Золотой диплом присужден акоповской серии визитных карточек для международной туристической компании «World Adventures», фирменный стиль которой был уже неоднократно премирован целиком и по частям на других конкурсах. И совершенно заслуженно. Ничего не скажешь—классическая типографика. Тонкость, интеллигентность, солидность, надежность. Мягкие пастельные тона бумаги. Легкие изящные картинки—как иллюстрации к Диккенсу или Жюлю Верну. Гармоничные, изысканные шрифты. Очарование неспешного путешествия прошлого века.

Две серебряные награды—у дизайнеров новой генерации. «Крутые» пока на полкорпуса отстают от «профессионалов». Хотя работы по-настоящему классные, очень острые. Будоражащая острота графического решения серии визиток Игоря Гуровича реализована буквально—в острых углах рваных изображений. Резкие ракурсы человеческих фигур, преувеличенно ненатуральные жесты, массивные черные плашки. Но при этом в них сохраняется присутствие фона белой бумаги, неожиданно успокаивающего темные агрессивные пятна. Жесткая современная графика, весьма подходящая к рекламной теме визиток.

В собственной визитке Сергея Кужавского—чисто пластическое остроумие, обыгрывающее название его дизайн-студии «Open Design». «Открой!»—призывает красный сигнальный клапан, который нужно действительно открыть. Открытие дизайна, интрига, тайна. Внутри—обстоятельный формуляр: вопрос—ответ. Тонкая, интеллигентная типографика.

Три бронзовых диплома разом представляют всю стилевую типологию. Классическая типографика еще раз отмечена жюри—теперь в исполнении дизайн-бюро «Агей Томеш». Эффектная серия визиток рекламного агентства «Бегемот»—словно маленькие дизайнерские плакаты, метафорически обыгрывающие род занятий каждого владельца визитной карточки.

«Ё программа» соблюла ту меру, когда шрифтовой марафон новой типографики еще не перешел за грань читабельности, а поверхность визитки просвечивает белизной бумаги—возникает эффект мягкого кружева, из-за которого игриво выглядывает добродушная «мордочка» их фирменного знака и неожиданно строгий, элегантный логотип.

http://gambledor.com/

Поощрительными дипломами и специальными премиями и призами отмечены чуть ли не все мыслимые виды дизайнерского усердия, изобретательности, юмора, пафоса, выразительности.

«Акт дизайн группа» поощрена за строгость швейцарского стиля

Абсолютная по совершенству, детская по простоте «швейцарская» визитка Чайки для Юрия Желудева неожиданно вызывает ассоциации со швейцарским флагом—не с системой верстки, а с натуральным национальным флагом.

Притягивающая взгляд визитка Андрея Логвина для другого известного фотографа с полувзгляда сигнализирует о его профессии черным кругом объектива, через глаз которого фотографы и общаются со всем миром.

Карнавальная по духу, веселая визитная карточка ИМА-пресс, предлагающая «новую дизайнерскую услугу», во всех своих элементах последовательно развивает игривую тему этой услуги.

Бодрая, лаконичная, энергично самоутверждающаяся визитка студии «Директ Дизайн»—словно яркая медная табличка на двери, даже гвоздики по углам видны.

Забавный желтый цыпленок курносой буквы динамичный неизобразительно-выразительный мотив визитной карточки Юрия Гордона.

Телетайпная лента номера телефона словно движется по поверхности визитки Леонида Сенявского. Тонкая типографика посредине упорядочивает пространство визитной карточки.

Яркая, «глазастая» визитка для детского театра работы молодого дизайнера Дмитрия Мордвинцева из акоповской студии напоминает театральную афишу. В пестром хаосе цветных штрихов прочитываются веселые пляшущие фигурки.

Интригующая визитка «Табу»—непричесанный ритм расползающихся по поверхности линий и пятен. Немного чужеродным в этом хаосе выглядит тело логотипа и слишком правильная типографика.

Тонкая, интеллигентно организованная типографика визитки «Проект Россия» «визитная карточка» российско-голландского стиля самого журнала.

Мощная энергетика визитных карточек Елены Китаевой. Грубоватая фактура коричневого крафта гармонирует с резко обобщенными, угловатыми изображениями.

Собственная визитная карточка Эркена Кагарова словно метафизический автопортрет дизайнера. За чуть тяжеловесной внешностью чернявых массивных букв проглядывает нежный полупрозрачный образ музы. Яркие остроумные запятые телефонных трубок располагают к неформальным добрым отношениям.

Концептуальная трехчастная «акула» Андрея Кулагина дает представление о возможностях дизайнерской «зауми».

Рыхлый, грубый темно-серый картон эффектно контрастирует с тонкой глянцевой бумагой вклеенных картинок на визитках Юрия Боксера.

Весь этот лауреатский корпус вполне соответствует названию выставки. Впрочем, и за лауреатскими рамками осталось немало достойных работ: отбор был довольно строгим, по гамбургскому счету.

Напомним еще раз, что выставка визитных карточек—одна из серии специальных экспозиций по программе «Золотой пчелы». Однако эти экспозиции не только «поддерживают огонь в очаге» в промежутках между двухгодичными всемирными фестивалями. Они имеет и свое собственное безусловное значение, структурируя чрезвычайно зыбкое сегодня пространство отечественного графического дизайна, способствуя его реальному развитию. Первый дизайн-конкурс из этой серии «Лучший газетно-журнальный дизайн»—прошел в июне этого года там же, в Центральном Доме художника, в рамках фестиваля «Художник и пресса». Следующая выставка состоится в январе 1998 г. и будет посвящена жанру календаря.

 


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru