Самый большой каталог шрифтов




Шрифт — то же искусство...
Прогресс шагает вперед семимильными шагами. Время идет — все меняется. Металлический набор, кажется, навсегда уходит в прошлое. В ходу, за исключением разве что глухих провинций, набор компьютерный; в общем-то, всем хорош — и быстро, и легко, и без особых затрат… Но простота иногда хуже воровства. Не обижайтесь, господа владельцы настольных издательских систем, так уж получается, что электронные средства открывают необозримое поле для всяческих экспериментов, — например, позволяют производить практически любые трансформации шрифта, а с этим нужно быть осторожнее — все хорошо, но в меру: порой параметры искажаются настолько, что сам создатель шрифта ни за что его не узнает. Например, очень распространены преобразованные варианты (с измененной шириной или наклоном знаков) гарнитуры "Хельветика", хотя она и в оригинале имеет около двух десятков начертаний. В последние несколько лет сложилось непоколебимое мнение, что при создании журнала или книги львиную долю внимания следует уделять обработке иллюстративного материала, цветовым эффектам — словом, всем элементам оформления, и лишь в последнюю очередь — шрифту. Это, мягко говоря, не совсем верно, ведь шрифт — важная составляющая всего стилевого единства оформления. И цель этой статьи — напомнить, что шрифт и по сей день является графической формой изображения — то есть особым родом искусства, — и рассказать о порядком подзабытых шрифтовых характеристиках.
 
За пять-семь прошедших лет, по данным комитета РФ по печати, количество одних только издательств увеличилось в сотни раз, а уж число издаваемых ими наименований возросло в десятки тысяч раз. С появлением на нашем печатном рынке здоровой конкуренции каждому отдельно взятому издателю надо ухитряться удерживать и расширять кровью и потом завоеванное под солнцем место. Наверное, никому не нужно объяснять, что профессионализм, качество и стиль — прямо-таки родные братья. Однако часто случается, что самый интересный и волнующий текст имеет шрифтовые дефекты, как-то: неудачно выбранный интерлиньяж, когда строки "слипаются" от слишком маленьких междустрочных интервалов, или, наоборот, немыслимые пробелы между ними затрудняют легкое и безболезненное скольжение глаза. Или, допустим, слишком мелкий кегль основного текста — никакая экономия бумаги не оправдывает такого издевательства над читателем. Или отсутствие кернинга там, где он необходим. А если добавить ко всему еще и пресловутые дефекты печати… Слава богу, многие находят, где печататься, покупают пантоны в Финляндии, раз уж в родном Отечестве с этим пока не все гладко.
 
 Что же происходит с текстом, имеющим шрифтовые дефекты? Нетрудно догадаться, что все эти недоделочки в массе своей раздражают - и читатель, помассировав глаза, откладывает это в сторону, а то и вовсе теряет интерес к вашему изданию. Может быть, все дело в том, что у нас немного не те ориентиры? Глядя на западные издания, свободно использующие весь арсенал изобразительных средств, издатели отечественные вовсю стараются быть если не круче, то, по крайней мере, не хуже, и усиленно экспериментируют со всем, что попадается под горячую руку: применяют выворотку к месту и не к месту, используют на одном развороте невиданное количество гарнитур, создают тяжеловесные, а подчас и смешные шрифтовые конструкции .
 

Экономичность шрифта

 
Помните: "Копейка рубль бережет"? Так вот, это как раз тот самый случай. Правильно выбранная гарнитура может привести к столь значительной экономии бумаги, что оставшихся денег вполне хватит еще на одно издание. Кстати, стоит заметить, многие типографии этим успешно и квалифицированно пользуются. Итак: экономичность шрифта — количество буковок или знаков, которое умещается на полосе набора при прочих равных условиях (одинаковом кегле шрифта и формате полосы набора). Очень полезно вспомнить о ГОСТе 3489.71 "Шрифты типографские", включающем в себя 37 гарнитур с тремя вариантами начертаний для каждой. Для любой гарнитуры и любого начертания — нормального, курсивного или полужирного — указывался показатель емкости, измеряемый количеством знаков на один квадрат строки текста. В табл. 1 собраны значения емкости для ряда современных гарнитур при кегле 10 пунктов.
 
 
 Таблица 1 Емкость гарнитуры при кегле в 10 пунктов
 Гарнитура Емкость,
 символов/квадрат
 Точно Округленно
 Academy 13,2 13
 Arial Cyr 10 10
 AdverGothic 8,6 8
 Pragmatica 9 9
 SchoolBook 9,6 9
 TextBook 10,6 10
 
 
 Этот показатель позволяет спокойно рассчитывать весь объем издания или помогает выбрать подходящую гарнитуру, если объем ограничен количеством печатных листов. Существует масса простых, но довольно эффективных приемов повышения емкости, — к примеру, использование гарнитур с узким начертанием, за счет корректировки кернинга или сужения в разумных пределах ширины знаков (так, чтобы это не искажало рисунок и характерные особенности шрифта).
 
Помимо искусственных способов повышения экономичности шрифта можно пойти и другим путем: заложить этот показатель в конструктивную схему еще на стадии разработки шрифта дизайнером. Повышение экономичности происходит за счет сокращения выносных элементов, что позволяет набирать полосу с меньшим интерлиньяжем; при увеличении контрастности, позволяющей набирать текст более мелким кеглем; при увеличении очка знака и некотором корректировании (не всегда) широких знаков (Ш, Щ, Ю, М, Ф). Вроде бы и незначительные графические средства, а выгода при создании таких гарнитур, как "Кудряшовская Энциклопедическая" или "Пискаревская", очень и очень немаленькая. Из тех гарнитур, которые включает в себя ГОСТ, кроме вышеназванных хороши также "Словарная", "Лазурский", "Октябрьская", "Хоменко". Сейчас найти эти гарнитуры в цифровом варианте практически нереально. И очень жаль. Это, безусловно, большое упущение Паратайпа.
 
 

Удобочитаемость

 
 Какое непривычное для уха слово… И смысл странноватый, ускользающий… Не находите? Слово как-то само собой в сознании разбивается на два: "удобно читать". Может быть, редко кто всерьез задумывается об этом, но чтение с удобствами любят все. Не повышается глазное давление, внимание концентрируется в основном на самой информации, а не на средствах ее передачи. Удобочитаемость — не устаревшая, а, к сожалению, весьма подзабытая — в силу разных причин и обстоятельств — характеристика шрифта. Хочется, однако, надеяться, что не за горами те времена, когда каждый отдельно взятый издатель станет трепетно и с любовью заботиться о комфорте своего читателя (для своего же, между прочим, блага).
 
 Вернемся все же к теме. Любая единица набора, будь то буква, слово, абзац или полоса, имеет свой сложившийся образ, этакий стереотип, который должен восприниматься читателем без лишних зрительных усилий, легко.
Удобочитаемость определяется скоростью и легкостью распознавания знаков при чтении. Этот параметр зависит от целого ряда факторов и прежде всего от соотношения длины строки и кегля шрифта, так как при сплошном чтении меньший кегль требует более короткой строки, а больший — более длинной. Узкие и сверхузкие колонки сильно снижают удобочитаемость. Анализ большинства журналов наглядно демонстрирует, что эти простые закономерности чтения очень часто нарушаются.
 
Очень важен правильный выбор шрифта. Требованиям удобочитаемости хорошо удовлетворяют гарнитуры различных графических типов, построенные на классической основе. Здесь значение имеет и выбор начертания, и кегль, и контрастность и ширина буквы, и размер внутрибуквенного очка. Так, сравнивая "Обыкновенную новую" с "Кудряшовской Энциклопедической", можно заметить, что у последней при том же кегле внутрибуквенное очко знака крупнее, а это позволяет набирать текст меньшим кеглем при полном сохранении удобочитаемости.
 
Скорость восприятия улучшается при правильно подобранном интерлиньяже. Ну как тут со слезами на глазах и дрожью в голосе не вспомнить эпоху металлического набора, когда междустрочное расстояние было определено ГОСТами, запрограммировано изначально в технологической схеме. Оптимален чуть больший интерлиньяж, чем основной кегль набора. Так, при наборе кеглем в восемь пунктов подходит интерлиньяж в десять пунктов. Обозначается это следующим образом: гарнитура такая-то, кегль 8/10.
 
Еще один распространенный в последнее время вид оформления - текст по плашке (фону) или изображению. Правильный подбор цветов тесно связан с удобочитаемостью; нужно следить за тем, чтобы цвета фона и литер были достаточно контрастными, чтобы не происходило никаких "слипаний". Понятно стремление дизайнера к выразительности и иллюстративности, но часто на мониторе одно, а в тираже…
 
Кернинг. Обращали ли вы когда-нибудь внимание на внутрибуквенные просветы и пробелы между словами? Наверняка только в том случае, если пробелы были сумасшедшей протяженности или литеры так плотно лепились, что никаким просветам просто нет места. К этому приводит стремление экономить бумагу любой ценой, отсюда и недопустимые трансформации шрифта, что удобочитаемости совсем не способствует. Внутрибуквенное белое пространство должно быть уравновешено так, чтобы оптически просветы выглядели равными. В целом основное внимание следует уделять кернингу заголовков, рубрик и выделений.
 
Некоторые советы. Рекомендуются как лучшие в плане удобочитаемости кегль 10 (корпусный) и кегль 12 (цицеро). Для каждой возрастной группы читателей существуют рекомендации, но в целом самыми удобочитаемыми гарнитурами во всех кеглях считаются "Литературная" и "Обыкновенная новая". Удобочитаемость шрифтов "Академической" и "Елизаветинской" гарнитур несколько ниже, дальше следуют "Банниковская" и "Лазурского" и — лучшая из этой группы - "Школьная".

Рубленые (сансерифные) шрифты в полужирном начертании удобочитаемы в крупных кеглях (20, 16, 14, 12). Они хороши для детских изданий и учебников для начальной школы; классический пример - букварь. Для кеглей 8, 9, 10 по-настоящему адаптированных рубленых гарнитур существует немного, в большинстве случаев большие массивы сплошного текста из-за низкой различаемости отдельных литер и отсутствия сериф (засечек) утомляют глаза своей однообразной чернотой.
 
 

 История, теория и классификация

 
 ГОСТами 3489.71 и 3489.38-72 "Шрифты типографские" было определено шесть основных групп шрифтов и одна дополнительная. В основу классификации положены чисто графические признаки: контрастность, то есть соотношение основных и соединительных штрихов, форма засечек и наклон осей округлых букв (О, С, Ю, Э, Ф). Например, рубленые (или, как их еще называют, гротесковые шрифты) определяются как шрифты, не имеющие засечек; обыкновенные — как контрастные шрифты с длинными тонкими засечками и вертикальными осями овалов и полуовалов, и так далее.
 
 Однако, несмотря на все достоинства, нельзя не отметить, что ГОСТовская классификация во многом неполна по графическим признакам; например, один из основных признаков рубленых гарнитур -— почти полное отсутствие контраста между основными и соединительными штрихами, о чем ГОСТ умалчивает; вызывают также праведное возражение такие формулировки в названиях шрифтовых групп, как обыкновенные, дополнительные, новые. Неувязочки получаются. Например, "Академическую" гарнитуру, на мой взгляд, довольно трудно отнести к группе новых, раз она появилась еще в 1910 году. Вдобавок классификация почему-то забыла учесть "исторические пути развития" шрифтовой формы, а заодно многие уже в то время широко распространенные иностранные гарнитуры. Классификации немецкой и англо-американской шрифтовой школы при участии таких мэтров, как Тибодо, Апдайк, Чихольд, Новарезе, рассматривают шрифтовую форму не изолированно, а цельно, в связи с ее эволюцией.
 
Кстати, кое-что об эволюции. Рисунок любого шрифта отражает некоторые особенности графики письменности и самые общие черты искусства того времени, когда шрифт был создан. Видоизменяясь и, может быть, совершенствуясь с течением времени, приспосабливаясь к другим эпохам, стилям, вкусам, шрифт, однако же, сохраняет свои основные особенности. Все основные гарнитуры, которыми мы пользуемся до сих пор, были разработаны сравнительно недавно, в середине-конце 19 века или в советское время. Большинство компьютерных гарнитур представляет собой классические полиграфические шрифты, переведенные (не без потерь) в электронную форму.
 
 Все гарнитуры обладают определенными стилевыми признаками. В одних — изменения почти не заметны, и рисунок шрифта только модифицирует прародительскую форму. К таким можно отнести "Литературную" и "Обыкновенную". "Литературная" относится к шрифтам аж эпохи Возрождения, а вторая — к шрифтам 18 века, началу классицизма. В других гарнитурах, наоборот, черты стиля, относящиеся к позднейшему времени, видны отчетливо. Это "Елизаветинская" с ее кокетливыми завитками в отдельных буквах, которые напоминают о вычурных завитушках стиля рококо; гарнитура "Академическая" - гремучая смесь, в ней на основе антиквы соединились элементы букв петровского времени и "новых" шрифтов 19 века, так называемых египетских. Прототип "Банниковской" -— одна из ранних антикв. В то же время в ней местами проглядывает рисунок, характерный для шрифта начала 18 века. Манерная и красивая гарнитура "Коринна" несет в себе элементы стиля модерн; "Пальмира" — вычурный шрифт с рисунков, стилизовавших первоначальные русские шрифты в духе модерна. И наконец, большая группа гротесковых, или рубленых, шрифтов, впервые появившихся в начале 19 века и использовавшихся как титульные; они широко использовались и были частично переработаны в самом начале 20 века, что наложило на них печать конструктивизма. К ним относятся "Журнальная рубленая", "Футура", "Гельветика".
 
 Существующая до сих пор классификация и деление шрифтов на шесть групп далеко не исчерпывают всего шрифтового многообразия. Во многих зарубежных классификациях присутствуют такие группы шрифтов, как вариа-антиква (промежуточные формы), — например, шрифт, имеющий все признаки гротеска, но с маленькими неразвитыми засечками ("Сериф Готик", "Копперплэйт"); ленточная антиква - шрифт без засечек, но контрастный ("Оптима", из наших — "Октябрьская"); шрифт с односторонними засечками ("Ромик", "Икон", из отечественных - "Хоменко"), а также имитационные, повторяющие, допустим, шрифт печатной машинки или трафаретные шрифты.
 
Отдельная тема — шрифты на основе традиционных форм письменности, отличной от антиквы. Например готика разных видов - фрактура, текстура, швабахское письмо . Громадная группа шрифтов имитирует различные рукописные и каллиграфические системы письма с четкой зависимостью от инструмента (остроконечное, ширококонечное перо или кисть). Множество шрифтов существует как производственные формы какого-либо рисунка — декоративные, контурные, оттененные. Создание шрифтов, как и все виды искусства, подвержено моде; так, например, мода на ретро возродила многие старые шрифты и подтолкнула к созданию современных вариантов в стиле "Баухауза" и модерна. Процесс создания новых гарнитур непрерывен. Сейчас количество шрифтов в мире измеряется десятками тысяч. Любая шрифтовая классификация - всего лишь попытка сориентироваться в океане шрифтовых форм, позволяющая, однако, отнести шрифт к определенному историческому периоду и понять возможности его использования. Знание истории и культуры шрифта позволит вам подбирать гарнитуры, наилучшим образом подходящие для создания "духа" издания. Пример удачного оформления книги:
 
 
Теперь несколько технических нюансов. Вполне естественно, что автор пользуется в тексте традиционными полиграфическими названиями гарнитур. Однако без большого труда можно понять, какие компьютерные гарнитуры соответствуют этим шрифтам. Так, к примеру, "Академическая" - это однозначно "Academy", "Школьная" - "School" или "SchoolBook", и так далее. Что же касается таблицы емкости шрифта, то в ней используются уже современные "компьютеризованные" гарнитуры. Кстати, рекомендую вам не пожалеть времени и составить подобную таблицу для наиболее часто используемых вами начертаний и кеглей шрифтов. Для этого просто наберите нужным шрифтом строку длиной, скажем, квадратов десять (не забывайте, что квадрат - это "примерно восемнадцать элементов"), подсчитайте в ней количество знаков, включая пробелы и знаки препинания, а затем разделите полученное число знаков на десять и округлите до ближайшего меньшего числа. Имея подобную таблицу, вы сможете быстро рассчитать емкость издания или выбрать подходящий шрифт, который позволит вместить весь текст в отпущенное вам число полос. Например, если в книге десять учетно-издательских листов по сорок тысяч знаков, емкость шрифта при кегле 10/12 равна 10 символам на квадрат, а размер поля набора 73/4х101/4 кв., то расчет будет выглядеть следующим образом.
 
 В одной строке длиной 73/4кв. будет 77 символов. Поскольку квадрат равен 48 пунктам, а интерлиньяж равен 12 пунктам, то на полосе будет 41 строка. Значит, на полосе поместится 3157 символов. В одном авторском листе содержится 40000 символов, тогда на весь текст потребуется 40000х10:3157=127 (округленно) полос. Поскольку типографии обычно печатают книги с числом полос, кратным 8, 16 или 32 (узнайте заранее), то вам придется добавить соответствующе число полос. Так, если кратность равна 16, то ваша книга должна будет занимать 128 полос. Теперь вы можете вернуться к предыдущей статье и подсчитать необходимое количество бумаги и цену.
 
 
 
  Copyright © 1997 Кристина Кретова. Компьютерра / 1997 / №36 / Шрифт — то же искусство… (текст статьи опубликован не полностью) All rights reserved.

 


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru